«Мультиматограф» — фестиваль того, название чему еще не придумано.

1073
Просмотров

Как создаются фестивали в небольших российских городах? На чем они держатся? Как изменяют пространство вокруг себя? Эти и другие вопросы мы задали директору Международного фестиваля мультимедийного творчества «Мультиматограф», Максиму Петряеву.

Международный фестиваль мультимедийного творчества «Мультиматограф» ежегодно проходил в Вологде 10 лет подряд. В этом году его не будет. Кризис?

— В этом году его не будет в привычном формате потому, что мы не смогли найти достаточно денег.

Сколько денег нужно, чтобы провести «Мультиматограф»? Например, относительно других фестивалей?

— Фестивали разные. Но если брать фестивали такого же масштаба, то мы – очень недорогой фестиваль.

За счет чего?

— Мы активно используем местные скрытые ресурсы: волонтерская работа, местный бизнес. Например, нам совершенно бесплатно на несколько дней дают в аренду дорогостоящую аппаратуру – проекторы, плазменные мониторы и другое оборудование. Либо, если за это приходится платить, то для нас всячески стараются понизить эту планку. Благодаря таким договоренностям, получается заметно изменить возможности мероприятия.

Это только потому, что мероприятие проходит в Вологде и вас лично многие знают?

— Возможно, но только отчасти. Думаю, что главная причина все же в том, что команда фестиваля – это люди одержимые идеей сделать из Вологды, в каком-то смысле, центр мира. И всем вологжанам эта идея импонирует, поэтому они готовы в нее вкладываться. Все хотят, чтобы здесь было интересно жить, чтобы у людей здесь было больше возможностей и для развлечений, и для профессионального роста, и чтобы экономически Вологда росла. Для этого мы все и работаем.

Сколько именно не хватило на то, чтобы «Мультиматограф» состоялся в полном объеме в этом году?

— Мы для себя определили, что минимальная сумма, которая нам нужна для того, чтобы начать работать – это где-то 4 с половиной – 5 миллионов рублей. Если б у нас было около восьми миллионов, мы его провели бы, прям, совсем хорошо. Если собрать все «хотелки», которые мы собирались сделать с суперэкспонатами, с суперизвестными гостями, медиа-художниками, то это была бы сумма совершенно неподъемная для Вологды – 21 миллион. Но нам хватило бы и восьми, чтобы сделать на вполне достойном уровне, и чтобы показать некую динамику по сравнению с прошлым годом.

Как менялись акценты от первого к десятому «Мультиматографу»? Можете ли вы выделить основные тренды?

— Да, акценты менялись. Когда фестиваль зарождался, здесь сошлись несколько факторов. Во-первых, в молодежной жизни города было очень мало событий. Были какие-то дискотеки, КВН и какая-то жизнь теплилась в ВУЗах. Хотелось каких-то больших значимых мероприятий, за счет которых можно было бы сильно разнообразить культурную жизнь молодежи. Во-вторых, мы поймали тренд. Различные формы мультимедиа становятся все более доступными.

макс1 (3)

Если раньше творческие люди могли писать музыку, стихи, рисовать, то сейчас добавились анимация и кино. Стала более доступной фотография. Но основной смысл все же был не в досуговой составляющей. Мы сами живем в Вологде и понимаем, для того чтобы человеку хотелось здесь жить, для того, чтобы он начал тут что-то вокруг себя обустраивать пространство и физически и событийно, необходимо, чтобы он видел перспективу жизни здесь.

С помощью «Мультиматографа» мы хотели предоставить молодым людям, творческим людям возможность для самовыражения и для профессионального роста. Это было в начале. А потом мы пришли к тому, что в мультимедиа скрыт очень большой экономический потенциал. И мы стали делать упор на то, чтобы Вологда превратилась в площадку, в место встречи всего самого передового в сфере мультимедиа со стороны России и со стороны Европы. Первоначальная идея тоже не ушла. Мы ее расширили, углубили. Сейчас продолжаем работать как с детьми, в частности по профориентации, так и с профессионалами. Ну и плюс мы еще стараемся привлекать производителей оборудования, технологий, чтобы они пришли сюда. И их потенциальных заказчиков.

Спрошу про сам конкурс работ, который проходит в рамках фестиваля. К чему больше склоняются номинанты: к поиску новых смыслов или новых технологий?

— Конкурс в рамках фестиваля проходит по нескольким номинациям: «Мультфильм», «Видеоарт», «Дичь», «Клип» и «Короткий метр». К моему личному сожалению, большинство людей склоняются не то, что к поиску, новых технологий, а к освоению уже существующих. Пример из другой, правда, сферы: есть в Power Point функция «анимация». И человек, который только начинает осваивать эту программу, включает анимацию, чтобы показать: «А вот я ещё умею и эту кнопку нажимать!» При том, что это нужно далеко не всегда. За таким оформительством часто страдает смысл. Очень много работ, которые вообще не понятно о чем.

Смотришь и думаешь: «Зачем человек сел это делать?» Это касается не только работ, поступающих на «Мультиматограф». Специалисты, которые к нам приезжают, подтверждают, что так сейчас происходит везде. Я считаю, что это, в общем-то, нормальная тенденция. Разумеется, когда эти технологии были труднодоступны, то туда шли только люди упёртые, которые знали, что им есть, что сказать и что эти технологии – это только способ сказать. Сейчас технологии стали доступны.

И развлекаются все!

 

Это как в детстве все мы пробовали рисовать и делали это как могли. Для того, чтобы поразвлекаться несколько лет учиться — не вариант. А сейчас все доступно. Вот и веселятся все, кому не лень. И количество таких работ заметно выросло за десять лет фестиваля. Но и количество хороших работ тоже увеличилось. Просто пересматривать, «перелопачивать» приходится больше, и мы честно все это делаем.

Стали ли после «Мультиматографа» технологии виджеинга популярны у вас в городе? И, по-вашему мнению, стали ли они популярны в странах бывшего СССР?

— У нас в Вологде, однозначно, да. Еще года два назад перед фестивалем в каждом интервью нам подробно приходилось объяснять, что такое мэппинг и виджеинг. Сейчас в городе есть несколько виджеев. Например, в данный момент идет подготовка к масштабному 3D-мэппинг-шоу, которое пройдет в День Победы в Вологде. Готовят его, кстати, участники и организаторы нашего фестиваля. То есть это технологичное шоу полностью готовят вологжане. Что касается стран бывшего СССР, по моему мнению, очень субъективному, которое основано только на том, что я вижу в интернете, это достаточно популярная тема в России и Украине. Про другие страны не могу сказать, потому что не видел, не попадалось ничего. Подозреваю, что в Украине свою роль сыграл «Казантип».

Чем отличается ваш фестиваль от общероссийских, если таковые есть, или, например, прибалтийских?

— Большинство фестивалей, и прибалтийских, и российских, это, в первую очередь, смотры работ. И в этом плане мы сразу очень резко выделяемся. У нас не просто смотр, у нас… как бы сказать… целая Вселенная. Наш сегмент – это мультимедиа: от искусства программистов, от демосцены, и заканчивая короткоткометражным кино.

макс1 (6)

Большинство фестивалей, я не говорю «все», но насколько я изучал вопрос, большинство специализируются на одном направлении – например, анимация или, конкретно, короткий метр. А у нас – мультимедиа. Во-вторых, у нас очень мощная образовательная программа. Это фактически кратковременные курсы повышения квалификации. Из подобных фестивалей в мире я знаю несколько похожих. Это, например, «Трансмедиале» в Германии и «Арс-Электроника» в Австрии. И тот и другой фестивали, как и наш, представляют собой целый мир с огромным количеством мероприятий и направлений. Это такое соединение технологии и творчества. Для нас тоже очень важен творческий аспект. Но если брать фестиваль в целом, то мы очень технологичны, стараемся держать руку на пульсе и следить за изменениями, новинками и все новые технологии подтягивать сюда. Чтобы показать творческим людям новые инструменты для их творчества. Вообще «Мультиматограф» называют фестивалем того, название чему еще не придумано.

Какие именно мастер-классы и воркшопы проходят в рамках вашего фестиваля?

— Вообще, для начала – из чего состоит фестиваль? Есть конкурс творческих работ, в нем есть несколько номинаций. Кстати, у нас, в отличие от многих других фестивалей не оценивается отдельно, например, операторская работа, сценарий… Оценивается работа в целом. Впечатление, которое она производит. У нас проходят смотры работ. Также проходят смотры работ других фестивалей по обмену. Проводим творческие встречи с авторами. Но при этом при всём у нас есть мощная образовательная программа, которую мы строим последние несколько лет таким образом, что там есть лекции для широкой публики. Это такие увлекательные рассказы об индустрии. Например, представители «Диснея» рассказывали неискушенной публике, как у них снимаются мультфильмы, как работают их аниматоры. Или известный мультипликатор Алексей Котёночкин, рассказывал, как создавались мультфильмы в советское время. Это очень увлекательно!

макс1 (5)

Для тех, кто уже более или менее глубоко в профессии, у нас есть мастер-классы и семинары по различным направлениям: предпродакшен, постпродакшен, режиссура, написание сценария, звукорежиссура и другие. Мы стараемся выстраивать такие линейки, чтобы начинающие специалисты могли «прокачаться» в этих направлениях. И чтобы специалисты, которые уже достигли определенного уровня, могли повысить свой уровень. У нас также есть выставка, куда мы стремимся притягивать всё самое интересное, самое новое и прогрессивное в сфере мультимедиа. Но также и самое старое! У нас есть одна из крупнейших на Северо-западе выставка работающих ретро-компьютеров. Многие приходят на фестиваль только ради того, чтобы посмотреть, прикоснуться и поиграть в старые компьютеры. Есть и другие мероприятия.

Какие стереотипы разрушил фестиваль именно для тебя?

— Мне сложно сказать, были у меня стереотипы или нет. Но я точно стал относиться иначе ко многим вещам. Например, раньше мне казалось, что если я делаю какое-то важное дело, то все должны мне помогать. Сейчас я отлично понимаю: то, что важно для меня, может быть совсем неважно для других людей. И мне никто ничего не должен. Я также понимаю, что и я никому ничего не должен. Если я что-то делаю, значит, нахожу в этом для себя какой-то смысл.

И если я хочу, чтобы другие люди присоединились ко мне, я должен для них этот смысл показать.

И только с помощью фестиваля я дозрел до этого, хотя, по-моему, такие вещи нужно проходить еще в школе. Но у нас такому не учат, к сожалению. А ещё я укрепился во мнении, что если ты что-то делаешь с любовью и достаточно долго, то постепенно вырываешься далеко вперед. Те, кто начинают только потому, что это модно, очень быстро отваливаются. И даже если потом появляются новые и новые, а ты в это время упёрто делаешь свое дело, то ты все равно будешь в преимуществе: с историей, опытом.

Планируются ли какие-то коллаборации между фестивалями?

— Да. Я уже говорил про обмен показами. Мы общаемся с Фестивалем Фестивалей, с PROвзглядом, с Арс-Электроникой… Очень хочется съездить на Арс-Электронику. Они начинали намного раньше нас. Им уже за тридцать пять. За это время они обзавелись собственным зданием. У них там есть научная лаборатория. Очень хочется посмотреть, как это работает, пообщаться лично, узнать, как они добились этого. Потому что у них все начиналось с небольшой тусовки с 10 человек, пока на них не обратило внимание правительство Австрии. Для них построили этот дворец мультимедиа. И сейчас их конкурс – это «Оскар» в сфере мультимедиа. И, кроме того, это современный институт и музей мультимедиа.

Тебе, чувствуется, приятно думать об этом.

— Да. И главным образом потому, что тут есть к чему стремиться.

Самое неожиданное появление на фестивале для самих организаторов… Было такое?

— Самое неожиданное за всю историю фестиваля было на третьем, по-моему, «Мультиматографе». Это когда к нам на конкурс прислала свой клип группа «Ляпис Трубецкой». Это было неожиданно, потому что до этого, несмотря на наши наполеоновские амбиции, уровень всех работ был сильно любительский. И тут вдруг пришла такая действительно крутая работа!

С кем из профессионалов, которые приезжали, было приятно сотрудничать?

— О, это я сейчас могу, наверное, всех перечислять! Правда, мне лично из-за занятости в дни фестиваля не со всеми удавалось пообщаться лично. Например, Майк де Сев – американский сценарист и режиссер – был очень интересен. Невероятно интересно и полезно было общаться с Павлом Мунтяном, продюсером студии Toonbox. За те несколько лет, когда он принимал участие в организации фестиваля, нам много что удалось узнать, он помог расставить акценты, вообще оказал значительное влияние на развитие фестиваля. Очень интересно было пообщаться с Гаэлем Абегг-Готье – это французский виджей. Он много рассказал о том, как работают в индустрии виджеинга в Европе.

А еще, кстати, был любопытный случай, на одной из вечеринок фестиваля, пару лет назад, я познакомился с участником «Мультиматографа», который приехал из Грузии. Оказалось, что он сладил за развитием фестиваля с самого первого года. На пятый «Мультиматограф» он прислал свою работу. Причем, я даже вспомнил эту его работу! Он несколько лет мечтал приехать, но из-за политических разногласий между странами это не получалось. Но как только появилась возможность сделать визу, он сразу приехал. Это был наш девятый фестиваль. И вот эта встреча и разговор стали для меня откровением, пожалуй, таким же удивительным, как клип «Ляписа Трубецкого» на одном из первых фестивалей. Для меня было важно узнать, что наш фестиваль стал настолько важным для творческого человека издалека.

Кстати, возникали ли какие-то сложности в организации фестиваля в связи с политической обстановкой?

— В прошлом году на юбилейный – десятый – фестиваль несколько зарубежных специалистов отказались приехать из-за нестабильной ситуации. Но если говорить о каких-то запретах, то ничего такого не было.

Как вообще проходит отбор работ для участия в конкурсе?

— У нас есть два подхода: открытый прием, в котором может участвовать кто угодно. И есть приглашения. Иногда нам хочется, чтобы какие-то авторы или студии приняли участие, это им ничего не обещает, просто сообщаем, что хотели бы видеть. Отбор работ на «Мультиматографе» очень субъективный. У нас есть свое понимание философии фестиваля. Несколько лет назад мы это задекларировали. Работа должна быть позитивная, в ней не должно быть насилия, нам очень важна идея, и нам важно, чтобы работа вызывала отклик в душе, вдохновляла. Это субъективные категории.

Что для тебя значит «кризис»? Это когда возникает вопрос «зачем»?

— Нет. Вопрос «зачем» — это вопрос мотивации. А кризис, для меня, это когда есть мотивация, но нет возможностей. Кризис — это вопрос «как». Грубо говоря, как в условиях, когда все плохо, сделать то, что я хочу? Как достать денег в условиях, когда деньги перестали давать? Как провести что-то стоящее в условиях, когда тех денег, которые нам традиционно могут выделить, не хватает, как минимум, раза в два? А вопрос «зачем» стоял передо мной до того, когда мы начали делать «Мультиматограф».

Как за эти десять лет «Мультиматограф» повлиял на развитие сообщества в Вологде?

— Может, я скажу нескромно, но я считаю, что очень повлиял. Во-первых, глядя на нас, мне кажется, многие вологжане поняли, что они что-то могут делать сами. И это не зависит от масштаба задуманного. Возможно, не напрямую, но косвенно, это подтолкнуло другие сообщества к самостоятельному проведению мероприятий. Движухи стало больше. Во-вторых, я считаю, что «Мультиматограф» очень сильно повлиял на связи между разными группами. Были какие-то непересекающиеся тусовки, например, архитекторов и музыкантов. Конечно всегда были какие-то отдельные люди и там, и там. Но сейчас разные сообщества стали гораздо более интегрированы друг с другом. Кроме того, думаю, что профессиональный рост вологодских специалистов, работающих в сфере мультимедиа, напрямую связан с развитием фестиваля.

Что с «Мультиматографом» теперь?

— В этом году у нас состоится только одна, очень небольшая секция фестиваля – демосцена. (Демосцена — это направление компьютерного искусства, главной особенностью которого является выстраивание сюжетного видеоряда, создаваемого в реальном времени компьютером, по принципу работы компьютерных игр. Таким образом, демо – это симбиоз программирования и искусства.) Демосцена пройдет 25 и 26 апреля 2015 года в Вологде в виде конкурса по нескольким номинациям. Это будут не классические номинации фестиваля, а внутренние номинации демосцены. Эта ветвь разрастается благодаря одному из основателей «Мультиматографа» — Андрею Маринову. Возможно даже, когда-нибудь отпочкуется в самостоятельное мероприятие. Будет также вечеринка небольшая, в которой примут участие несколько диджеев и виджеев. Причем они сами это предложили. Говорят, давайте мы вам устроим вечеринку: с нас – пати, а с вас – повод. Мы приглашаем всех, но в этот раз не за наш счет. Если вам интересно пообщаться, то мы – фестиваль «Мультиматограф» — будем только рады!

«Мультиматограф» — фестиваль того, название чему еще не придумано.

Об авторе
- Член сообщества "ГК Прогрессор".