Мальорка — Дон.

1019
Просмотров

Возможно ли сосредоточиться, идя по узкой тропинке холмов над виляющей рекой, которая поблескивает внизу выцветшим шелком? В тот момент мне показалось, что подобное возможно. Мысли об испанском монахе Раймонде Луллии, посещают меня также часто, как и насекомые стремительно вспыхивающие перед моими глазами. Путешествие на Мальорку оставило в моей памяти свой след, не знаю, чего больше во мне воздуха с мыса Форментор, или видов оливковых рощ, которые разбросаны по всему острову.

aбухта
Я все чаще возвращался к мысли, почему у нас при таком природном разнообразии и удобной транспортной составляющей мало маршрутов, оборудованных для туристов, да и простых не знакомых с серьезными испытаниями любителями пеших прогулок.

Великолепный ориентир, который направляет путешественника решившего пересечь воронежскую область с севера на юг, неспешно открывает замечательные пейзажи вдоль своих берегов.

Дон мутный и быстрый, вбирает в себя припойменные почвы и слетающие после сильных дождей наслоение девона или мелового периода. Не заметно для себя мы обнаруживаем песчаный пляж в районе г. Лисок, здесь останавливается время, мысли уплотняются. Можно ли добиться совершенства в путешествии, где словно в лабиринте времени мы идем, можно ли считать реку мостом по которому можно перейти в рай?

«Когда же рассеется мрак на земле, дабы затерялись дороги, ведущие в ад? А вода, что течет неизменно вниз, когда, изменив природу свою, потянется она в небо? И когда же, наконец, праведников будет больше, чем грешников?».

Можно ли считать схемы и навигационные карты помощником в путешествии? Ведь настоящий путешественник исследует новое, а не повторяет словно слепой маршруты прошлого. Откинем картинки, мы можем открыть новый мир, только открыв свое сердце, душу и ум благотворным природным источникам. Пейзажи должны нас вести словно незримые кормчие.

Дубы пусть заставляют нас задуматься о недалеком прошлом этих мест; когда единственным транспортом были лодки и кони, их кроны впитавшие в себя солнечные лучи прошедших веков, помнящие засухи, затмения, пожары,скрип телег, пусть покачиваются словно забытые коромысла нашей истории. Не так ли родословное дерево понятий Луллия служило рефлексии его последователей для познания себя и хода своих мыслей?

Серый ковыль пусть звенит воспоминаниями о парусах идущих своими караванными путями с Севера, с щедрыми дарами и гостинцами для торговли то ли с Судаком, то ли с греческими колониями. Поле цветущего шалфея обволакивает, дышать становится неимоверно легко, легкие раскрываются, чувствуешь себя частью мира, где царит только гармония, только ….
Тропинка идущая сквозь лес, сквозь который я вижу акварельные разводы зеленого, охристого, каштанового цвета Дона, словно невидимая лестница, по которым можно добежать до ангелов, услышать шепот сфер. Музыка высших сфер нам еще не доступна, нет внутри струн на которых могут играть ангелы.

Возможно чуть позже, когда мы станем на привал, будут видны звезды, кто-то сжалится над нами Пак, Ариель спустятся на верхушки деревьев и сыграют на своей свирели нечто гармоническое. А пока мы прыгаем через поломанные деревья, камни щедро разбросанные природой, или может быть духами леса?

Может русалки внизу уже начали петь словно Сирены нам свои песни? И только падающий желудь возвращает меня на лесную тропинку. Или может быть Плотин, который щедро приправляет размышлениями пассажами о Реальности.

«Пусть люди, зачарованные здешним миром, его мощью, красотой, упорядоченностью непрерывного движения, богами видимыми и невидимыми, в нем обитающими, демонами, деревьями и животными, вознесутся мыслью к Реальности, ибо все это лишь ее отражение. И увидят они там умопостигаемые формы, не заемные у вечности, но истинно вечные, и узрят ее предводителя, чистый Ум, и недостижимую Мудрость, и истинный век Хроноса, чье имя Полнота. Все бессмертные вещи в нем. Всякий ум, всякий бог и всякая душа. Он везде, зачем ему куда-то идти? Он счастлив, для чего ему перемены и превратности? И то, что потом он обрел, было у него вначале. Все ему принадлежит в единой вечности — той вечности, которой вторит время, кружа вокруг души, всегда бегущей от прошлого, всегда стремящейся в будущее».

Мальорка — Дон.

Об авторе
- Член сообщества "ГК Прогрессор".